Бальдр

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Сб июн 12, 2021 6:59 pm

Автор: Рудольф Зимек (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Рудольф Зимек, «Словарь северной мифологии»
Изображение

Бальдр (др.-сканд. Baldr), Бальдер (др.-англ., др.-верх.-нем. Balder) — один из важнейших германских богов и один из асов. Несмотря на то, что миф о смерти Бальдра занимает центральное место в германской мифологии, его источники (не считая краткого упоминания во Втором Мерзебургском заклинании) встречаются только в скандинавской литературе.

Существует два скандинавских варианта этого мифа: норвежско-исландский и датский. Самым подробным образом о смерти Бальдра повествует исландец Снорри в «Видении Гюльви» и «Языке поэзии». В «Видении Гюльви», 22 он описывает Бальдра так:

«Второй сын Одина — это Бальдр. О нем можно сказать только доброе. Он лучше всех, и его все прославляют. Так он прекрасен лицом и так светел, что исходит от него сияние. Есть растение, столь белоснежное, что равняют его с ресницами Бальдра, из всех растений оно самое белое. Теперь ты можешь вообразить, насколько светлы и прекрасны волосы его и тело. Он самый мудрый из асов, самый сладкоречивый и благостный. Но написано ему на роду, что не исполнится ни один из его приговоров. Он живет в месте, что зовется Брейдаблик, на небесах. В этом месте не может быть никакого порока…»[1].

Мать Бальдра — Фригг («Видение Гюльви, 49; «Язык поэзии», 12), его жена — Нанна, его сын — Форсети («Видение Гюльви», 32, «Язык поэзии», 12). Бальдру принадлежат ладья Хрингхорни и кольцо Драупнир («Видение Гюльви», 49; «Язык поэзии», 12). После Рагнарёка Бальдр вернется из Хель вместе со своим братом Хёдом и будет жить в обновленном мире («Видение Гюльви», 53, на основе «Прорицания вёльвы», 62[2]).

Миф о смерти Бальдра и описание похорон этого бога — самый длинный из всех сюжетов, изложенных в «Младшей Эдде» последовательно и непрерывно. Чтобы защитить Бальдра от всех опасностей, Фригг берет клятву никогда не вредить ему со всех живых существ и неодушевленных предметов — кроме одного-единственного побега омелы. Об этом узнаёт Локи. Когда асы начинают забавы ради пускать в неуязвимого Бальдра стрелы и бросать камни, Локи вкладывает ветвь омелы в руку слепого бога Хёда, и тот, метнув ее, как дротик, наносит Бальдру смертельную рану. Гибель Бальдра становится тяжелейшей утратой для богов и людей. По просьбе Фригг сын Одина Хермод отправляется во владения Хель, чтобы вернуть Бальдра в мир живых. Хель соглашается отпустить Бальдра, но только при условии, что все на свете будут его оплакивать. Бальдра действительно оплакивали все, но одна великанша по имени Тёкк отказалась проливать о нем слезы, и Бальдр остался в стране мертвых. Снорри предполагает, что под личиной этой великанши скрывался Локи. Асы между тем подготовили тело Бальдра к погребению и сожгли его на ладье Хрингхорни вместе с телом Нанны, которая умерла от горя по мужу. Один положил в погребальный костер кольцо Драупнир.

Приступая к поискам источников, которыми воспользовался Снорри, чтобы описать гибель Бальдра и поездку Хермода в Хель, мы сталкиваемся с проблемой утраченных сказаний. В рассказе о погребении Бальдра Снорри следует версии, изложенной в «Хвалебной песни о доме» (сочиненной около 983 года исландским скальдом Ульвом Уггасоном). В этой песни описываются резные изображения на стенах одного исландского пиршественного зала. Помимо этого, смерть Бальдра упоминается в нескольких эддических песнях («Сны Бальдра»; «Прорицание вёльвы», 31—33[3], «Перебранка Локи», 28[4]). В «Прорицании вёльвы» смерть Бальдра представлена как одно из событий, ведущих к Рагнарёку. В «Перебранке Локи», 28 утверждается, что именно по вине Локи Бальдра больше нет среди живых. Под этим может подразумеваться как его непосредственное участие в убийстве Бальдра, так и то, что он помешал Бальдру вернуться из Хель. Так или иначе, роль Локи в истории Бальдра определенно относится к древнему пласту мифа.

«Сны Бальдра», в которых пророчица предсказывает эти события, позволяют провести параллель с датской версией, потому что здесь, как и у Саксона Грамматика, говорится о возмездии, постигшем Хёда, и о том, как Один породил сына-мстителя от великанши Ринд[5]. В «Деяниях данов» Саксона Грамматика (III, 69f) причиной распри между Бальдером и Хёдером (латинизированное имя Хёда) становится Нанна. Сначала Бальдер побеждает Хёдера и получает Нанну в жены. Одержав еще ряд побед, он становится датским конунгом, но затем Хёдер прибегает к колдовству и сражает Бальдера единственным на свете мечом, который может нанести тому смертельную рану. Далее у Саксона следует повествование о том, как Один пытался соблазнить королевну Ринду и, наконец, взял ее силой, после чего Ринда родила ему сына Буса — мстителя за Бальдера. Бус убивает Хёдера, но в то же время погибает сам.

Отождествление Бальдра с одним из конунгов данов — не выдумка Саксона, а наследие более древних легенд, в которых Бальдр ассоциируется с датскими конунгами из Лейре[6]. На это указывают и строфа исландских «Речей Бьярки», где упоминается Бальдр, и то обстоятельство, что шведский хронист XVII века Иоганн Мессений отождествил чертога Бальдра Брейдаблик с датским топонимом Бредеблихе — названием местности неподалеку от Лейре. Таким образом, не исключено, что Бальдр считался мифическим предком датского рода конунгов. В пользу этого говорит и тот факт, что англосаксонские хронисты, испытавшие датское влияние, заменяли имя «Бальдег» (Bældæg) на «Бальдр»[7].

Этимология имени «Бальдр» до сих пор не прояснена окончательно. Известны различные интерпретации, и все они без исключения зависят того, как интерпретируется сам миф о Бальдре. Согласно самому раннему толкованию, это имя происходит от индоевропейского корня *bhel-, «белый» (ср. литовское baltas), ввиду чего Бальдра следует понимать как бога света, каким его, в сущности, и описывал Снорри. По другой версии, имя «Бальдр» родственно древнеанглийскому bealdor и означает «Господь» или «Господин» — соответственно, во Втором Мерзебургском заклинании в таком же значении употреблено слово balder (против этой версии с негодованием выступал А. Кун). Если истолковать имя «Бальдр» как родственное древнескандинавскому baldr и древневерхненемецкому bald — «смелый, храбрый», то этот бог приобретет более воинственный характер, что, однако, не находит подтверждения ни в одном из источников и не вписывается в общую картину наших представлений о Бальдре. Ф.Р. Шрёдер выводит из гипотетической связи с baldr («смелый») протоформу *bal-o-ram, «сила», и на этом основании помещает Бальдра в категорию богов плодородия.

Очевидные параллели между мифом о Бальдре и христианским мифом пытались объяснить заимствованием или подражанием христианским источникам. Эта интерпретация оставалась господствующей на протяжении всей второй половины XIX века. Главным ее сторонником был С. Бугге, полагавший, что скандинавы перенесли мифы о Христе, сыне Божьем (с которыми познакомились в Англии, к тому времени уже принявшей христианство), на образ Бальдра — сына своего верховного бога, Одина. Этим Бугге объяснял и частные параллели между двумя мифами, к числу которых относил, например, сходство между смертью Бальдра от руки слепого бога Хёда и ударом копья, который нанес Христу слепой сотник Лонгин[8].

Смерть Бальдра и его возвращение в мир живых после Рагнарёка (упомянутое в «Прорицании вёльвы» лишь мельком) послужили основной причиной, по которой (главным образом, среди последователей Дж. Фрэзера) миф о Бальдре стал пониматься как один из мифов о смерти и возрождении божества растительности (и даже в 1974 году А. Эбенбауэр все еще поддерживал эту версию). Однако не следует забывать, что непосредственно в рамках мифа о Бальдре этот бог так и не возвращается к жизни.

Предложенное Я. де Фризом толкование этого мифа как обряда инициации тоже не представляется вполне убедительным, однако оно подводит нас к осознанию шаманского контекста, в котором бытовал германский культ Одина. Не вызывает сомнений, что миф о Бальдре был тесно связан с этим культом. К. Хаук наглядно продемонстрировал, что основные эпизоды мифа о Бальдре были представлены уже в числе изображений на брактеатах эпохи Великого переселения, в большинстве своем посвященных Одину, — то есть по меньшей мере за 600 лет до Снорри: на так называемых «амулетах трех богов» изображались гибель Бальдра от побега омелы, передача Одином кольца Драупнир и прибытие Бальдра в Хель.

З. Гутенбруннер утверждает, что один из примеров рунической аббревиатуры мифа о Бальдре обнаруживается в перечислении трех богов — Локи, Водана и Тора — в рунической надписи на нордендорфской фибуле VII века: LOGAÞORA = Локи (виновник смерти Бальдра); WODAN = Один (согласно Снорри, пострадавший от этого события сильнее всех); WIGIÞONAR = Þórr vígði (т.е. «Тор освятил» погребальный костер Бальдра). Но при всей заманчивости этой оригинальной теории, интерпретация роли Одина в ней кажется сомнительной — равно как и предложенное Э. Марольд упрощенное толкование Тора как бога-освятителя.

На почтенный возраст мифа о Бальдре, подтверждаемый изображениями на золотых брактеатах, указывают и многочисленные параллели в мифологии негерманских народов, — такие как миф о смерти Лемминкяйнена в финской «Калевале» или осетинские нартские сказания, в которых особенно примечательна роль Сырдона в гибели Сослана, во многом аналогичная роли Локи в гибели Бальдра. Ж. Дюмезиль приходит к выводу, что подобные параллели объясняются бытованием протомифа о Бальдре в общеиндоевропейской традиции.

Никакими определенными сведениями о культе Бальдра мы не располагаем. В Норвегии, Дании и Англии сохранилось некоторое количество топонимов, потенциально связанных с именем Бальдра, но не содержащих информации, которая могла бы свидетельствовать о культе этого божества. То же самое можно сказать и о древнескандинавском ботаническом названии baldersbrá (нивяник обыкновенный), которое Снорри толкует как дань несравненной красоте Бальдровых бровей («Видение Гюльви», 22)[9].

Бальдр в изобразительном искусстве XIX — начала XX вв.: Кристофер Вильгельм Эккерсберг, «Смерть Бальдра» (1817); Герман Эрнст Фройнд, «Бальдр» (деталь рельефа, 1821); Бенгт Эрланд Фогельберг, «Бальдр Белый» (мраморная статуя, ок. 1830; подражание статуе Христа работы Торвальдсена); Карл Густав Кварнстрём, «Локи и Хёд» (статуя, 1863); Карл Эренберг, «Бальдр и Нанна, Идунн и Браги» (рисунок, 1882); Эмиль Дойплер-младший, «Смерть Бальдра» (гравюра, 1901); Дороти Харди, «Смерть Бальдра» (ок. 1900).

Бальдр в литературе XVIII — первой трети XX вв.: Йоханнес Эвальд, «Смерть Бальдра» (героическая драма, 1775); Адам Готтлоб Эленшлегер, «Смерть Бальдера» (трагедия, 1805) и «Бальдер Добрый» (трагедия, 1807); Людвиг Уланд, замысел трагедии о Бальдре (1812; подобно Эленшлегеру и Фуке, Уланд следовал версии Саксона Грамматика); Фридрих де ла Мотт-Фуке, «Бальдр Добрый» (героическая драма, 1818); Эсайас Тегнер, «Сага о Фритьофе» (эпическая поэма, 1825; содержит описание вымышленного культа Бальдра); Виктор Ридберг, «Погребальный костер Бальдра» (стихотворение, 1882); Агнес Кайзер-Лангерхансс, «Бальдр и Локи» (драма, 1891); Вильгельм Герц, «Как Ходер завоевал любовь Нанны» (1900, по мотивам версии Саксона Грамматика); Ганс Фридрих Блунк, «Как Христос встретился с Бальдром» (1937, в сборнике «Сказки и легенды»).

Бальдр в музыке XIX в.: Генрих Фогль, «Незнакомец» (опера, 1800, либретто Феликса Дана); Отто Бештендиг, «Смерть Бальдра» (оратория, 1888); Цирил Кистлер, «Смерть Бальдра» (опера, 1891, либретто Фрайгера фон Золема).

[1] Пер. О. Смирницкой. — Здесь и далее примечания переводчика.

[2] «Заколосятся

хлеба без посева,
зло станет благом,
Бальдр вернется,
жить будет с Хёдом
у Хрофта в чертогах,
в жилище богов —
довольно ли вам этого?» (пер. А. Корсуна).

[3] «Видала, как Бальдр,
бог окровавленный,
Одина сын,
смерть свою принял:
стройный над полем
стоял, возвышаясь,
тонкий, прекрасный
омелы побег.

Стал тот побег,
тонкий и стройный,
оружьем губительным,
Хёд его бросил.
У Бальдра вскоре
брат народился, —
ночь проживя,
он начал сражаться.

Ладоней не мыл он,
волос не чесал,
пока не убил
Бальдра убийцу;
оплакала Фригг,
в Фенсалир сидя,
Вальгаллы скорбь —
довольно ли вам этого?» (пер. А. Корсуна).

[4] «[Локи сказал:]
“Хочешь ты, Фригг,
дальше послушать
дерзкие речи:
из-за меня ведь
Бальдр не вернется
к тебе никогда”» (пер. А. Корсуна).

[5] «Сны Бальдра», 10—11:

«[Один сказал:]
“Вёльва, ответь!
Я спрашивать буду,
чтоб все мне открылось:
еще хочу знать,
кто за убийство
Хёду отплатит,
кем на костер
он будет отправлен”.

[Вёльва сказала:]
“Ринд в западном доме
Вали родит,
и Одина сын
начнет поединок,
рук не омоет,
волос не причешет,
пока не убьет
Бальдра убийцу.
Больше ни слова
ты не услышишь”» (пер. А. Корсуна).

[6] Лейре — город в Дании (на о. Зеландия), где находилась резиденция древних датских конунгов.

[7] В статье «Бальдег» Р. Зимек указывает: «Бальдег, Бельдег (др.-англ. Bældæg, “сияющий день”), называемый также “Бальдег Воднинг” или “Бальдег Воденинг” (т.е. сын Водана), — древнеанглийский мифологический персонаж, имя которого в одной из хроник (“Латинской хронике” Этельварда) заменено именем Бальдра. В прологе к «Младшей Эдде» Снорри упоминает «Бальдега, которого мы называем Бальдром» как второго сына Одина. Таким образом, Бальдег может представлять собой английскую форму имени Бальдра, произведенную от др.-англ. bealdor (“Господь; Христос”) по образцу таких имен, как Свевдег (Swæfdæg). Не исключено, однако, что оно появилось под влиянием скандинавской традиции и уже достаточно поздно, в X веке».

[8] В некоторых христианских легендах утверждается, что Лонгин был незрячим или полуслепым, но прозрел, когда на глаза ему брызнула кровь Христа.

[9] «Есть растение, столь белоснежное, что равняют его с ресницами Бальдра, из всех растений оно самое белое» (пер. О. Смирницкой). Др.-сканд. brá может означать «бровь», «ресница», «веко» или, в переносном значении, «глаз».

Rudolf Simek (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Чт июн 17, 2021 9:35 pm

Бальдр

Автор: Джон Линдоу (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Джон Линдоу, «Скандинавская мифология»

Бальдр (Baldr) — бог, один из асов, погибший от руки своего слепого единокровного брата Хёда, преданный торжественному погребению и оставшийся в мире мертвых после неудачной попытки вернуть его к жизни.

Смерть Бальдра — один из важнейших эпизодов скандинавской мифологии. Отсылки к тем или иным событиям этого мифа содержатся в различных скальдических стихах; значительная часть его излагается в «Прорицании вёльвы» из версии Королевского кодекса, а полный пересказ приводится в «Видении Гюльви» (где Снорри, вероятно, использовал какую-то устную версию «Прорицания вёльвы» и другие источники).

Согласно Снорри, Бальдр — второй (после Тора) сын Одина, и о нем «можно сказать только доброе. Он лучше всех, и его все прославляют. Так он прекрасен лицом и так светел, что исходит от него сияние. Есть растение, столь белоснежное, что равняют его с ресницами Бальдра, из всех растений оно самое белое. Теперь ты можешь вообразить, насколько светлы и прекрасны волосы его и тело. Он самый мудрый из асов, самый сладкоречивый и благостный. Но написано ему на роду, что не исполнится ни один из его приговоров. Он живет в месте, что зовется Брейдаблик, на небесах. В этом месте не может быть никакого порока»[1]. Несколькими страницами позже Снорри сообщает, что Форсети — сын Бальдра и Нанны, дочери Непа, а еще через несколько глав рассказывает о смерти Бальдра и последующих событиях, — и эти сюжеты составляют почти десятую долю всего «Видения Гюльви».

Миф о смерти Бальдра состоит из нескольких частей, и Снорри первым соединил их в последовательное и связное повествование (хотя значительная часть событий была изложена еще в «Прорицании вёльвы», которым он, несомненно, пользовался). Части эти удобства ради можно обозначить так: смерть Бальдра, его погребение, попытка вернуть его в мир живых и отмщение за Бальдра.

Сюжеты о смерти Бальдра и попытке его воскрешения тесно переплетаются друг с другом — по крайней мере, в изложении Снорри. Эта версия начинается с рассказа о том, что Бальдру стали сниться дурные сны, предвещавшие ранение или гибель. Мать Бальдра, Фригг, берет со всего на свете клятву не причинять ему вреда, после чего асы начинают забавляться, нападая на него с мечами, стрелами и камнями. Бальдр остается цел и невредим, что асы почитают за великую доблесть. Но Локи досадует, что Бальдр стал неуязвимым. Приняв женское обличье, он приходит к Фригг и спрашивает, осталась ли на свете какая-нибудь вещь, способная причинить Бальдру вред. Фригг отвечает, что взяла клятву со всех вещей, кроме побега омелы, который показался ей слишком молодым и безобидным. Локи находит ветку омелу, мастерит из нее дротик и приносит на собрание асов. Заметив Хёда, слепого брата Бальдра, который не участвует во всеобщей забаве, Локи вручает ему дротик из омелы. Хёд мечет дротик в Бальдра, и тот падает замертво. «И так свершилось величайшее несчастье для богов и людей», — добавляет Снорри.

Боги сражены горем, но сразу отомстить убийце Бальдра не могут, так как все это происходит в священном месте. Фригг спрашивает, не согласится ли кто из асов отправиться в Хель и попытаться вернуть Бальдра. Ехать вызывается Хермод, еще один сын (или слуга) Одина. Верхом на Слейпнире он скачет девять ночей и, наконец, подъезжает к мосту Гьяллар (Gjallarbrú, мост между землей и подземным миром), где его встречает дева Модгуд. Она указывает ему путь в Хель — вниз и к северу. Хермод едет дальше, прибывает в Хель и видит Бальдра, сидящего в ее палатах на почетном месте. Хель соглашается отпустить Бальдра, если все на свете, живые и мертвые, будут его оплакивать. С дарами из загробного мира Хермод возвращается в страну живых. По всему свету рассылают гонцов, чтобы те просили всех плакать о Бальдре; но на обратном пути, когда уже кажется, что дело сделано, гонцы встречают некую старуху, которая говорит, что ее зовут Тёкк («Благодарность»). На просьбу гонцов Тёкк отвечает стихами: «Сухими слезами / Тёкк оплачет / кончину Бальдра. / Ни живой, ни мертвый / он мне не нужен[2], / пусть хранит его Хель». Снорри добавляет, что под видом этой старухи скрывался не кто иной, как Локи.

Пока Хермод путешествовал в Хель, асы, согласно Снорри, совершали обряд погребения Бальдра. Повествуя об этом, Снорри, вероятно, следует за скальдом Ульвом Уггасоном, который в своей «Хвалебной песни о доме» описывает резные изображения на стенах дома, построенного около 1185 года для Олава Павлина на западе Исландии. В этой песни о похоронах Бальдра говорится так: «Фрейр, искусный в битвах, едет первым к погребальному костру сына Одина; едет он верхом на златощетинном вепре и ведет за собою прочих. Премного известный и славный Хрофта-Тюр [Один] едет к костру своего сына. Вижу я валькирий и воронов рядом с мудрым древом победы [воином; здесь — Одином] над кровью священного тела. Так украшен [дом] изнутри картинами памятных дел. Великолепный Хеймдалль едет верхом на коне к тому костру, что боги сложили для павшего сына многомудрого знатока помыслов ворона [Одина]. Пресильная Хильд гор [великанша] столкнула [на воду] Слейпнира моря [корабль]; но владетели пламен шлема [воины] Хрофта [Одина] убили ее коня».

Снорри излагает этот сюжет более подробно. Он добавляет еще нескольких богов к списку присутствующих при погребении, и проясняет строфу с упоминанием великанши, сообщая, что боги не смогли спустить на воду погребальную ладью и послали в Йотунхейм за великаншей по имени Хюррокин. «Когда она приехала — верхом на волке, а поводьями ей служили змеи — и соскочила наземь, Один позвал четырех берсерков подержать ее коня, но те не могли его удержать, пока не свалили[3]. Тут Хюррокин подошла к носу ладьи и сдвинула ее с первого же толчка, так что с катков посыпались искры, и вся земля задрожала». Тор пришел в ярость и хотел было убить великаншу, но боги упросили пощадить ее. Тогда Тор толкнул ногой в костер пробегавшего мимо карлика по имени Лит. Жена Бальдра, Нанна, умерла от горя, и ее положили на костер вместе с ним. Кроме того, на погребальном костре Бальдра сожгли его коня и кольцо Драупнир.

Сюжет о мести за Бальдра состоит из двух частей. Первая, которую Снорри обходит молчанием в «Видении Гюльви», кратко изложена в «Прорицании вёльвы»: «У Бальдра вскоре / брат народился, — / ночь проживя, / он начал сражаться»[4]. В «Языке поэзии» Снорри сообщает, что один кеннингов Вали — «недруг Хёда и его убийца».

Возмездие настигает не только Хёда, но и Локи, о чем Снорри рассказывает чрезвычайно подробно (тот же, по существу, сюжет кратко изложен в прозаическом эпилоге к «Перебранке Локи», но там подразумевается, что боги мстят Локи за разоблачение их пороков). Локи бежит в горы и прячется в доме с четырьмя дверьми, чтобы смотреть во все стороны и вовремя заметить опасность, если асы его разыщут. Он часто принимает обличье лосося и прячется в водопаде. Пытаясь предугадать, каким образом асы смогут его выловить, он изобретает и мастерит рыболовную сеть. Заметив приближение асов, он бросает сеть в огонь, а сам превращается в лосося и прыгает в реку. Квасир видит в золе отпечаток сгоревшей сети и понимает, что это такое. Асы сплетают новую сеть и забрасывают ее в реку. Дважды Локи ускользает от них, но на третий раз, когда он пытается перепрыгнуть через сеть, Тор хватает его за хвост, — и потому у лосося по сей день хвост узкий.

Асы приводят Локи в пещеру и привязывают его к скале. Одного из его сыновей они превращают в волка, и тот разрывает на куски своего брата. Над головой у Локи асы подвешивают змею, из пасти которой каплет яд. Жена Локи, Сигюн, собирает яд в чашу, но когда выходит опорожнить ее, капли яда падают Локи на лицо. Тот корчится в муках, от чего сотрясается вся земля.

Саксон Грамматик рассказывает о смерти Бальдра и ее последствиях по-иному. Хёдер, приемный сын конунга Гевара, и полубог Бальдер, сын Одина, соперничают из-за любви к Нанне. Хёдер добывает волшебный меч и кольцо. Нанна отказывает Бальдеру, заявляя, что между полубогом и смертной девой любви быть не может. Хёдер со своими союзниками вступает в морскую битву с Бальдером и богами, пришедшими ему на помощь, — и побеждает, разрубив своим магическим мечом молот Тора, главное оружие бога-громовника. Одержав победу, Хёдер сочетается браком с Нанной. Бальдер снова дает ему бой и на сей раз выходит победителем. Нанна снится ему по ночам, и он по-прежнему страстно влюблен в нее. В отсутствие Хёдера датчане, прежде избравшие его своим конунгом, снова устраивают выборы и объявляют конунгом Бальдера. В третьей битве Бальдер обращает Хёдера в бегство, однако ночью во сне ему является Прозерпина (этим римским именем греческой Персефоны Саксон называет богиню Хель, владычицу загробного мира), и Бальдер умирает. Над ним воздвигают огромный могильный курган.

Далее Саксон повествует об отмщении за Бальдера. Некий колдун дает Одину совет соблазнить Ринду, дочь короля рутенов. Один приходит к Ринде трижды — под видом военачальника, кузнеца и доблестного рыцаря — но всякий раз получает отказ. Тогда Один принимает женское обличье и нанимается в служанки к Ринде. Когда та заболевает, под предлогом лечения он устраивает так, чтобы ее привязали к кровати, и берет ее силой. Ринда рожает сына по имени Бус, который убивает Хёдера.

Две эти версии и впрямь во многом различны, но между ними есть существенные черты сходства, не считая ключевых моментов — смерти Бальдра от руки Хёда и последующего возмездия убийце. В обеих версиях важную роль играют сны и магическое оружие. В обеих фигурирует богиня мертвых. Сюжет о насилии над Риндой находит параллель в одной исландской скальдической строфе, сообщающей, что Один покорил Ринд, мать Вали, при помощи сейда. Теоретически, расхождения между двумя изложенными версиями могут объясняться вариациями в устной исландской традиции, так как Саксон учился у исландцев, но не исключено, что в «Деяниях данов» передан собственно датский вариант.

Миф о Бальдре породил немало интерпретаций, подчас довольно причудливых. Вопрос о том, почему Бальдр был убит именно веткой омелы, пока остается без ответа, несмотря на грандиозную теорию, которую попытался построить в связи с этим сэр Джеймс Фрэзер. В действительности этот миф может относиться не столько к классу сюжетов об умирающих (осенью) и воскресающих (весной) богах плодородия, сколько к теме инициации в гипотетический культ Одина. Так, имя Хёда предположительно означает «битва», а его слепота коррелирует с одноглазостью Одина. В «Саге о Гаутреке» содержится сюжет о том, как фальшивое жертвоприношение Одину оборачивается на поверку настоящим: Старкад колет конунга Викара тростинкой, которую вручил ему другой персонаж, но тростинка превращается в копье и убивает конунга. И, тем не менее, истолкование мифа о Бальдре как ритуала в честь Одина противоречит тому, что в «Прорицании вёльвы» смерть Бальдра оказывается прямой предпосылкой Рагнарёка (аналогом которого может служить победа Хёдера над богами в версии Саксона Грамматика). У Снорри гибель Бальдра тоже представлена как катастрофа, ведущая к Гибели Богов. Я интерпретирую этот сюжет как мифологическое отражение того факта, что в обществе, полагавшемся на кровную месть как средство разрешения конфликтов (а именно так дело обстояло в Исландии и в Средние века и, по всей видимости, еще раньше), убийство внутри семьи становилось грандиозной проблемой. Убив Бальдра, Хёд поставил Одина в неразрешимую ситуацию — просто потому, что кто-то должен был отомстить семье убийцы. Чтобы породить мстителя, Вали/Буса, ему приходится искать женщину вне своего клана, но, по большому счету, это не решает проблемы: братоубийство повторяется вновь. Схожий эпизод встречается в древнеанглийской эпической поэме «Беовульф»: Хадкюн (Хёд) нечаянно убивает своего брата Херебальда (Бальдра?), после чего Хредель, их отец, умирает от горя.

[1] «Младшая Эдда» цитируется в пер. О.А. Смирницкой. — Здесь и далее примечания переводчика.

[2] В оригинале «nautk-a ek Karls sonar» («мне не нужен сын Карла», где Карл, т.е. «Старик», — одно из хейти Одина).

[3] В оригинале «felldi» («повалили, свалили» или «убили»).

[4] Пер. А.И. Корсуна.

John Lindow (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Чт июн 17, 2021 9:41 pm

Брейдаблик

Автор: Рудольф Зимек (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Рудольф Зимек, «Словарь северной мифологии»

Брейдаблик (Breiðablik, «далеко-сияющий») — небесный чертог бога Бальдра, согласно «Речам Гримнира», 12. В «Видении Гюльви», 17 и 22 Снорри упоминает Брейдаблик как прекрасное жилище, в котором не может быть никакого порока. Название «Брейдаблик» — сравнительно позднее: едва ли оно старше самих «Речей Гримнира».

Rudolf Simek (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Чт июн 17, 2021 10:19 pm

«Сны Бальдра»

Автор: Рудольф Зимек (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Рудольф Зимек, «Словарь северной мифологии»

«Сны Бальдра» (др.-сканд. Baldrs draumar) — единственная дошедшая до нас эддическая песнь о Бальдре. Ее заглавие приводится в основной рукописной версии AM748,4to, приблизительно датируемой рубежом XIII—XIV вв. Эта песнь, отсутствующая в Королевском кодексе, состоит из 14 строф. Она повествует о том, как боги, обеспокоенные тревожными снами Бальдра, предвещающими ему раннюю смерть, собираются на совет. Один отправляется в загробный мир (Нифльхель), где пробуждает от мертвого сна провидицу-вёльву. Назвавшись вымышленным именем «Вегтам» (Vegtamr)[1] (в связи с чем в более поздних рукописях все произведение именуется также «Песнью о Вегтаме» [Vegtamskiða]), он задает вёльве несколько вопросов. Та отвечает, предсказывая судьбу Бальдра, называя его убийц и того, кто отомстит за его гибель. В завершение Один как бог мудрости раскрывает свою истинную суть, задав вопрос, не имеющий ответа, — и вёльва узнаёт его. Несмотря на то, что одна из строф этой песни присутствует также в «Прорицании вёльвы» и в «Песни о Трюме»[2], само по себе это не дает оснований отнести «Сны Бальдра» к более поздней дате, чем две упомянутые песни.

Литературные изложения XVIII в.: Томас Грей, «Нисхождение Одина» (1768); Михаэль Дениз, «Поездка Одина в Хель» (1772); Иоганн Готфрид Гердер, «Могила провидицы» (1778—1779).

[1] «Привыкший к пути» (др.-сканд.).

[2] Имеется в виду строфа 1 «Снов Бальдра», частично повторяющаяся в «Песни о Трюме», 14 и — в перефразированном виде — в «Прорицании вёльвы», 6, 9,23, 25. — Примеч. перев.

Rudolf Simek (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вт июн 29, 2021 9:35 pm

Смерть Бальдра

Автор: Рудольф Зимек (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Рудольф Зимек, «Словарь северной мифологии»

Смерть Бальдра подробнее всего описана у Снорри. Когда Бальдру начинают сниться зловещие сны, асы решают защитить его, и Фригг берет торжественную клятву со всех живых созданий и неживых вещей, что они не причинят ему вреда. Бальдр становится неуязвимым, и асы начинают развлекаться, стреляя в него из луков и бросая камни и дротики. Локи завидует Бальдру и, переодевшись женщиной, выпытывает у Фригг, что та не взяла клятву с одного побега омелы, который был еще слишком молод. Локи берет эту ветвь омелы и приносит ее незрячему богу Хёду, который не участвует в общей забаве, будучи слеп и безоружен. Локи направляет руку Хёда, тот бросает в Бальдра омелу, и Бальдр падает замертво, пронзенный острой ветвью. Асы погружаются в скорбь, а Один объявляет, что смерть Бальдра — это самое худшее из всего, что когда-либо случалось с людьми и богами.

Снорри, несомненно, использовал не только те немногочисленные источники, которыми мы располагаем сегодня. Хёд назван убийцей Бальдра (Baldrs andskota) в «Прорицании вёльвы», 33 и в «Снах Бальдра», 11. Приведенный у Снорри кеннинг skjótanda Mistilteins («метатель побега омелы»)[1] нигде более не встречается, хотя омела упоминается как причина смерти Бальдра в «Прорицании вёльвы», 31 и далее[2]. То обстоятельство, что истинным виновником смерти Бальдра был Локи, выводится из «Перебранки Локи», 28[3]. Упомянутый у Снорри кеннинг Локи ráðbani Baldrs («тот, из-за чьего совета умер Бальдр»)[4] также не встречается в других известных источниках. И, наконец, ни в одном источнике, кроме «Младшей Эдды», не говорится о неуязвимости Бальдра.

В скальдической поэзии имя Бальдра встречается довольно часто, но миф о его смерти не упоминается нигде, кроме вышеперечисленных эддических песней. Впрочем, о смерти Бальдра мог повествовать Ульв Уггасон в своей «Хвалебной песни о доме» (которую Снорри цитирует как поэтический источник сведений о погребении Бальдра и в которой описываются изображения мифологических сцен на стенах пиршественного чертога X века), но полной уверенности у нас нет. Скудость упоминаний об этом событии заставляет предположить, что Снорри мог опираться на некие ныне утраченные версии эддических песен, однако и в подобном случае остается неясным, были ли это две отдельные песни — «Сны Бальдра» и «Поездка Хермода в Хель» (как полагают Неккель и Шрёдер) — или только одна (как утверждают Шнайдер и де Фриз).

[1] «Язык поэзии», 20.

[2] «Видала, как Бальдр,
бог окровавленный,
Одина сын,
смерть свою принял:
стройный над полем
стоял, возвышаясь,
тонкий, прекрасный
омелы побег.

Стал тот побег,
тонкий и стройный,
оружьем губительным,
Хёд его бросил…» (пер. А. Корсуна).

[3] «[Локи сказал:]
“Хочешь ты, Фригг,
дальше послушать
дерзкие речи:
из-за меня ведь
Бальдр не вернется
к тебе никогда”» (пер. А. Корсуна).

[4] «Язык поэзии», 23.

Rudolf Simek (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11511
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: Бальдр

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вт июн 29, 2021 9:39 pm

Похороны Бальдра

Автор: Рудольф Зимек (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Рудольф Зимек, «Словарь северной мифологии»

Похороны Бальдра, как и другие события мифа о Бальдре (смерть Бальдра, поездка Хермода в Хель), подробнее всего описаны у Снорри («Видение Гюльви», 49). Источником ему послужила «Хвалебная песнь о доме» исландского скальда Ульва Уггасона, написанная около 986 года.

Согласно Снорри, после гибели Бальдра и после того, как Хермод отправился в Хель, асы отнесли тело Бальдра к его ладье Хрингхорни[1], чтобы зажечь на ней погребальный костер. Однако спустить ладью на воду не удалось, и асы позвали на помощь великаншу Хюрроккин[2]. Великанша легко столкнула ладью на воду — с такой силой, что с катков посыпались искры. Тор пришел в ярость и хотел сразить великаншу насмерть своим молотом, но остальные боги его удержали. Затем тело Бальдра положили на ладью. Увидев это, его жена Нанна умерла от горя, и ее положили рядом с ним на костер. Когда Тор освящал костер своим молотом, у ног его пробежал карлик по имени Лит[3]. Тор толкнул его ногой в костер, и карлик сгорел.

Один присутствует на похоронах Бальдра вместе с Фригг, валькириями и своими воронами. Первым в погребальной процессии шествует Фрейр — он едет на колеснице, запряженной диким вепрем по имени Гуллинбурсти[4] или Слидругтанни[5]. Хеймдалль едет верхом на коне по имени Гулльтоп[6], а Фрейя — на колеснице, запряженной кошками. Проститься с Бальдром приходят также инеистые и горные великаны. Один кладет на костер кольцо Драупнир[7]; кроме того, вместе с Бальдром сжигают его коня.

Это изложение во многом совпадает с сохранившимися строфами «Хвалебной песни о доме» Ульва Уггасона (дошедшими до нас только в цитате Снорри). Шествие богов описано практически одинаково: первым выступает Фрейр (строфа 7), за ним — Один (строфа 8) с валькириями и воронами (строфа 9), за ними — Хеймдалль (строфа 10). В строфе 11 повествуется о том, как великанша спускает погребальную ладью на воду, а воины Одина держат волка, верхом на котором эта великанша приехала на похороны. По-видимому, и шествие богов, и спуск ладьи на воду были изображены на стенах дома Олава Павлина. Сцены смерти Нанны и необъяснимого появления и гибели карлика Лита в известных нам строфах не описаны, но не исключено, что Снорри знал больше строф из «Хвалебной песни», чем мы. Слабо мотивированные и абсурдные эпизоды в версии Снорри (угрозы в адрес Хюрроккин и сцена с карликом Литом) предположительно могут объясняться тем, что Снорри собственными глазами видел резные изображения, описанные Ульвом, но интерпретировал их по-своему.

Указывая на связь между резными изображениями из дома Олава Павлина и наскальными рисунками бронзового века, в которых встречаются похожие пиктографические элементы, О. Хёфлер пытается объяснить эпизоды с Хюрроккин и Литом этой связью. Изображение Тора с поднятым молотом (встречающееся в наскальных рисунках) Снорри толкует вначале как освящение погребального костра, а затем — как угрозу в адрес великанши (изображенной рядом с Тором). Образ карлика, по мнению Хёфлера, восходит к изображениям культовых танцоров, фигуры которых, представленные в странных позах, нередко соседствуют в наскальных рисунках с изображениями кораблей. Между этими наскальными рисунками и деревянной резьбой, описанной Ульвом, прошло две или три тысячи лет, но Хёфлер предполагает, что все это время за счет прямой преемственности сохранялась непрерывная изобразительная традиция или традиция неизменных ритуалов, иллюстрациями к которым становились однотипные изображения.

[1] «[Ладья] с кольцом на форштевне».

[2] «Сморщенная от огня».

[3] «Цветной».

[4] «Золотая щетина».

[5] «Страшный клык».

[6] «Золотая чёлка».

[7] «Капающий».

Rudolf Simek (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость