«Обряды викингов, связанные со смертью, на острове Мэн». (Viking Death Rituals on the Isle of Man)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11327
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

«Обряды викингов, связанные со смертью, на острове Мэн». (Viking Death Rituals on the Isle of Man)

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вс янв 17, 2021 6:08 pm

«Обряды викингов, связанные со смертью, на острове Мэн».
(Viking Death Rituals on the Isle of Man)

Автор Лешек Гардела (Leszek Gardeła)
Сохранившиеся письменные источники говорят нам о скандинавах эпохи викингов на острове Мэн очень мало. Мы не знаем, прибыли ли они сюда с враждебными намерениями или желали мирных отношений с местным населением и искали новые земли, что бы там обосноваться. Сохранилось несколько коротких рунических надписей (см. главу 3), но все, что может рассказать том, как жили викинги на Острове Мэн, помимо этого — это многочисленные захватывающие археологические открытия, сделанные за последние два столетия. Археологические находки предлагают уникальную возможность исследовать различные аспекты прошлого. В числе прочего они сообщают нам, где викинги поселились и какую они вели жизнь. Находки показывают нам их мастерство в ремесле — в работе с металлом, камнем, в других изделиях. Мы можем восстановить их суда и определить, где еще они ходили в районе Ирландского моря. Но мы также узнаём и о менее материальных вещах — о их мировоззрения и верования. Мир души скандинавских иммигрантов на острове Мэн (и во многих других местах в обширном викингском ареале) может часто быть исследован на основании данных их похорон. Именно через смерть мы узнаем об их жизни и об их понимании мира вокруг. Эта глава предоставляет краткий рассказ о многих интригующих могилах, найденных на острове Мэн с тщательно продуманными ритуалов, что соблюдались на северных похоронах и исследуют то, что они могут поведать нам о том, что местные скандинавы думали и как воспринимали жизнь и смерть.

Изображение

Некоторые места, связанные со следами пребывания викингов на острове Мэн (схема авторов)

Изображение

Остров Мэн (википедия)

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11327
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: «Обряды викингов, связанные со смертью, на острове Мэн». (Viking Death Rituals on the Isle of Man)

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вс янв 17, 2021 6:10 pm

Погребения викингов на острове Мэн

Скандинавы эпохи викингов применяли разнообразные подходы при обращении с умершими. Везде, где мы обнаруживаем их погребения, в Скандинавии или в другом месте в мире викингов, мы обнаруживаем, что с телами обращались различным образом, и перед, во время и после похорон выполнялись различные ритуалы. Это же верно и для викингских способов погребения на острове Мэн. Большинство викингских могил, что были раскопаны до сих пор на острове Мэн, содержит останки мужчин. И хотя каждая из могил отличается существенными деталями, на самом деле они имеют некоторые общие черты.
Одним из самых ранних открытий с конца 1920-ых годов является могильным холмом при Кнок-ай-Дуни (Knock y Doonee) в северной части острова. В нем нашли серию гвоздей (clench nails), что подразумевает, что мертвец был похоронен в лодке. Также в могиле был широкий ассортимент объектов: меч, наконечник копья, щит (хотя сохранилось от него только полусферическое навершие (умбон) в центре щита), и нож. Кроме того, найдены были также инструменты кузнеца — металлические щипцы и молоток — свинцовое рыбацкое грузило, и богато украшенная конская упряжь. Все эти вещи указывают на долгую и довольно тщательно продуманную похоронную церемонию. Судя по числу и качеству находок, мертвец, должно быть, принадлежал к верхней страте общества.
(Update)
Другое интригующее погребение с лодкой (рис. 3) было обнаружено в 1940х гг. в Балладуле в южном округе Эрбори (Arbory). Эта лодка, по-видимому, была построена при помощи гвоздей и имела приблизительно 11 метров в длину. Снова умершего сопровождал целый ряд предметов, включая щит с коническим навершием и двумя или тремя ножами. У человека также был точильный камень, чтобы точить своё оружие, и кремнёвое кресало — они, возможно, были подвешены на кожаном поясе. От пояса сохранились, однако, лишь пряжка и навершие ремня. Между прочим, могила в Балладуле также включала остатки пышно украшенной лошадиной уздечки и стремян. Несколько удивляет, учитывая богатство этих похорон, что никакого оружия (кроме щита) найдено не было. Как в Кнок-ай-Дуни, содержимое и форма этой могилы намекают на тщательно продуманную похоронную церемонию для значительной персоны.
Могила в Кронк Моар (Cronk Moar), около северо-западного побережья, также заслуживает упоминания. Её внутреннее устройство весьма значительно отличается от двух корабельных могил, о которых говорилось выше. Здесь всё выглядит так, будто покойный был похоронен в своего рода подземной комнате или доме, так называемой могильной камере, поскольку сохранились некоторые деревянные её фрагменты. Умерший носил ворсистый шерстяной плащ, закрепленный бронзовой кольцевидной булавкой, и у него было много оружия, включая меч в красиво украшенных ножнах тиснёной кожи и копьё. Так же был найден конический умбон, что подразумевает, что в могилу был помещен и щит.
(End Update)

Человек из Баллатира (Ballateare)

Среди всех богатых могил эпохи викингов на острове Мэн есть одна, которая привлекает особое внимание, не только из-за исключительно хорошей сохраннности содержимого, но также и из-за кроваавых ритуалов, которые, должно быть, имели место на похоронах. Эта могила была раскопана в 1946г. в Баллатире (Ballateare) на западном побережье в округе Джерби (Jurby), и она предлагает захватывающую картину сложных систем взглядов викингов на Мэне.
Прежде всего была вырыта достаточно глубокая могильная яма. Она предназначалась для деревянного гроба с телом мужчины, умершим в возрасте между 18 и 30 годами. Кроме тела, гроб также содержал большое число предметов, включая меч в деревянных ножнах с перевязью (на диагональном ремне), копье, нож и бронзовую кольцевидную булавку (фибулу).

Изображение

Реплика кольцеобразной булавки из погребения в Баллатире Г. «Грега» Пиларчика (Grzegorz ‘Greg’ Pilarczyk) и К. Стачовиака ( Kamil Stachowiak). Заказ Л. Гардела. Фотография Камила Стачовиака.

Кольцевидная булавка лежит на левом плече умершего, так что можно предположить, что он, возможно, был одет в плащ, ею закрепленный. Когда могила была раскопана, нож лежал на груди человека, но первоначально он, возможно, был подвешен у него на шее. У правой ноги мужчины был положен вложенный в ножны меч, разломанный в нескольких местах. Копье, которое лежало у левой ноги умершего, возможно, также было сломано, чтобы вместить его в относительно короткий гроб. На железном умбоне щита, обнаруженном вне гроба, мы можем видеть отчётливые отметины от двух параллельных ударов.
Почему оружие в Баллатире было повреждено подобным образом? Удары и повреждения, возможно, не были получены в сражении, а, не исключено, были ритуальным действием, совершенным на похоронах. Возможно, намерение состояло в том, что бы церемониально и символически «убить» оружие так, чтобы вещи не могли быть использованы никем больше. Другим объяснением этого преднамеренного разрушения на краю могилы, возможно, могло стать желание удержать потенциальных грабителей от воровства, делая ценное оружие бесполезным.
Мы не знаем, были ли предметы помещены в гроб прежде, чем он был опущен в могильную яму или когда гроб уже был в яме, но первое кажется более вероятным. Скорее всего, не было бы достаточно места, чтобы достать внизу гроб, если б он было уже опущен; скорбящие должны были б бросать различные вещи вниз в гроб с высоты края могилы. Следующая стадия похоронной процедуры включали запечатывание гроба деревянной крышкой и размещение поверх её двух маленьких камней и двух копий, концы которых были направлены в сторону ног погребённого. Затем яма была засыпана прекрасным белым песком. Как только яма была заполнена, к месту были принесены полосы торфа, и началось строительство насыпи. Кажется, что торф был принесён откуда-то издалека, проделав длинный путь до места захоронения, возможно, его доставили с земли, принадлежавшей умершему?
Другие ритуальные действия, что имели место в Баллатире, были и озадачивающими, и исполненными насилия. Когда насыпь только раскапывалась, одним из первых, что археологи нашли на её верхних уровнях, было тело взрослой женщины в возрасте между 20ю и 30ю годами в момент смерти. Ее руки были подняты, и задняя часть черепа отсечена чем-то острым, вероятно мечом. Предполагается, что она, возможно, была принесена в жертву. Средневековые текстовые источники упоминают ритуальное убийство как сопровождение викингских похорон, и есть многочисленных доказательства таких убийств с различных мест раскопок в Скандинавии и в других местах Европы. Весьма вероятно, что это также произошло в Баллатире, и что женщина, возможно, входила в число рабов умершего и была убита, чтобы сопровождать своего хозяина в загробную жизнь.
Заключительные этапы этих тщательно продуманных похорон включали рассеивание костей кремированных животных: эти кости, принадлежащие собаке, лошади, быку и овце, были найдены в верхнем слое насыпи. Так же были найдены следы отверстия от столба, так что возможно, что деревянный вертикальный шест отмечал могилу. К сожалению, ничего от этого шеста или столба не сохранилось, таким образом, мы не знаем, было ли на нём что-то вырезано или, может, имелась ли на нём некая руническая надпись.
Рисунок-реконструкция Мирослава Кузьмы (Mirosław Kuźma) показывает содержимое гроба, так, как он лежал в могильной яме (с этой целью гроб показан без крышки). Скелет умершего сохранился крайне плохо, так что, помимо определения возраста мужчины, мы не можем что-то сказать о его реальной внешности. Исходя из размещения объектов — фибулы на левом плече, меча и щита справа от него и копья слева — можно предположить, что умерший был левшой. Но крепления для ножен меча, однако, могут противоречить этому. Их расположение предполагает, что ножны, возможно, носили слева, и потому ими пользовался правша.
Поразительной находкой в могиле из Баллатира является щит, раскрашенное дерево которого необычайно хорошо сохранилось, ведь обычно остаётся только металлическое навершие-умбон. Мы можем видеть черные и белые полосы на щите, с красными точками на черных. Наша реконструкция пытается показать, как это, возможно, выглядело изначально, она же демонстрирует следы двух параллельных ударов по умбону. Мы также отобразили преднамеренную порчу другого оружия — меча и древка копья — вероятно, как часть похоронной церемонии. (рис. 10)

Изображение

Рис.10 Художественная реконструкция погребения в Баллатире.
Художник Миросляв Кузьма (Mirosław Kuźma)


«Языческая Леди»
Перечисленные интригующие ритуалы имели место во время мужских похорон, но также стоит бросить более пристальный взгляд на то, как относились к умершим знатным женщинам.
Одна из самых интересных женских могил, найденных на Острове Мэн — так называемая могила «Языческой Леди». Она была обнаружена на кладбище на острове Сент-Пэтрик (острове Св. Патрика) в Пиле и датируется к десятым веком. Женщина средних лет была похоронена в том, что известно как «могила-с-перемычкой» (lintel-grave), по сути, могильная яма, стены которой были покрыты изнутри каменными плитами. Она лежала на спине c руками, вытянутыми по боками и головой, опирающейся на заполненную пером подушку. Остатки органических материалов (включая «спрэнг» (sprang), разновидность ткани, напоминающей сетку) найденные около ее головы позволяют предположить, что она, возможно, носила на голове некоего рода покрывало или повязку.
В могиле был обнаружен широкий диапазон объектов. Самым искусно сделанным из них было великолепное ожерелье, состоящее более чем из 70 бусин, каждая различного типа. Интересно, что некоторые из янтарных бусин, вероятно, прибыли из области Балтийского моря. На груди у женщины, вероятно, находились мешочек или сумка, содержащая крошечную металлическую утварь. У ее талии найдены два ножа (один из которых, возможно, был подвешен на поясе) и рядом с её правой ногой были положены железные ножницы и гребень. И ножницы и гребень, возможно, свисали с плетёного плитчатым узором пояса (tablet-woven braided belt). Рядом были маленькие «ступка» и «пестик», пестик, являющийся прутообразной формы кремнем и ступка из аргиллита чашеобразной формы с вырезанным углублением. Они, возможно, использовались, чтобы готовить лекарства или косметику. У нее также был окаменелый аммонит (прим. остатки ископаемого головоногого моллюска. «В Ирландии их называли «окаменевшими змеями», в Германии — «золотыми улитками». Шаманы и колдуны использовали аммонита для связи с «другим» миром и для усиления предвидения. Греки, как и египтяне, клали раковину аммонита в изголовье на ночь и верили, что они увидят грядущей ночью хороший сон.»») и янтарный кулон, которые, возможно, действовали как магические предметы.
По-настоящему озадачивающий объектом, обнаруженным справа от женщины, является железный стержень примерно в один сантиметр толщиной и первоначально приблизительно метр в длину. Стержень был покрыт несколькими видами ткани, остатками от перьев (вероятно, от крыла гуся) и семенами. Он мог использоваться в качестве кочерги или вертела для жарки, но есть также альтернативная возможность. Подобные железные пруты были найдены в различных могилах эпохи викингов в Швеции, Норвегии и Дании, в основном в богатых женских погребениях. Утверждалось, что некоторые (или все) из этих объектов, возможно, играли существенную роль при свершении своего рода северной магии, известной как сейд. Пруты эти, или «чародейские жезлы», как их иногда называют, кажется, имели какое-то существенное значение и то, что они были похожи на предметы повседневного пользования, такие как вертела для жарки, или прялки для женского рукоделия, возможно, было преднамеренным. Такие жезлы включали бы символику огня, и процесса прядения. Они, возможно, символизировали сверхъествественную основу для женских работ, выполняемых в повседневной жизни. Хотя у своеобразного жезла, найденного в могиле Языческой Леди, нет никаких прямых параллелей на Британских островах (кроме одного загадочного объекта из Килмайнхэма (Kilmainham) в Дублине), имеется камень с резьбой из Кирк Майкл (Kirk Michael) (123) на острове Мэн, на который, кажется, изображена несущая жезл фигура (рис.8). Эта фигура может, возможно, представлять женщину, которая проводит ритуалы или мифическую колдунью. Мы находим изображения почти точно тих же жезлов (с «расколотым концом», ветвящимся как растение) в другом месте: в Дании (на металлической части сбруи) и в Норвегии (на маленьких пластинках золотой фольги, известных как guldgubber). Эта могила уникальна, не только на острове Мэн, но также и в более широком мире викингов из-за большого числа загадочным предметов явно «языческой» природы, которую она содержит. Очевидно, что женщина должно быть, занимала значительное положение, и вполне возможно у нее была связь со сверхъествественным.

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 11327
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Re: «Обряды викингов, связанные со смертью, на острове Мэн». (Viking Death Rituals on the Isle of Man)

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вс янв 17, 2021 6:12 pm

Изображение



Рис. 8. Майкл 123. Фото Л.Гардела

Наш рисунок-реконструкция показывает только, насколько уникальный была могила и изображает, как она, возможно, выглядела непосредственно перед тем, как была запечатана двумя слоями каменных плит, положенных на сверху. Хотя в погребении были найдены многочисленные остатки ткани, мы не знаем точно, что носила женщина, потому, мы представили относительно простое платье во избежание сверхинтерпретации свидетельств. Текстильная сетка («спрэнг»), сохранившаяся около головы женщины, подразумевают, что у нее, возможно, было некое покрытие головы и, таким образом, эта деталь была включена в изображение.
Наконец, это стоит отметить, что женщина пострадала от болезни osteomalacia (также известный как рахит). Она часто является следствием нехватки витамина D и приводит к болям в теле, слабости мускулатуры и хрупкости костей. Было предположено, что болезнь, возможно, была вызвана нехваткой солнечного света, недостатком жирной рыбы и еды, богатой витамином D, или многократными беременностями. Заметно искривлённые кости ног должны были доставлять женщине серьёзные проблемы при ходьбе. Некоторые средневековые тексты и фольклорные верования намекают, что люди, которые не могут ходить как обычно, часто рассматривались как особенные и связанные со сверхъествественным. Болезнь «Языческой Леди», причиняющая боль и делающая калекой, возможно, таким образом предопределила ей играть особую роль в современном ей обществе (рис.11).

Изображение

Рис. 11. Художественная реконструкция могилы «Языческой Леди».
Художник Миросляв Кузьма (Mirosław Kuźma)



Воплощение и воспоминание (Performance and Remembrance)

Как мы видим, на викингских похоронах скорбящие отмечали и поминали жизни своих умерших всеми способами. Некоторые моменты этих церемоний включали в большей степени связаны с насилием, в то время как другие, должно быть, были более мирными без ритуального убийства животных или казни других людей. Погребения викингов с острова Мэн показывают, что похороны, должно быть, были сложными церемониями, требующими значительных усилий и времени. Они, очевидно, должны были следовать некоему ритуальному сценарию, хотя была, вероятно, также возможность импровизировать. Размещение объектов в могилах показывает немалую заботу о мертвых, которая гарантировала бы, что они отосланы в Иной Мир (Миры) надлежащим образом. Мы не знаем, кто был ответственен за организацию и проведение таких церемоний. Это, возможно, был единственный человек (мужчина или женщина) или группа людей; возможно, за это были ответственны друзья семьи или близкие друзья покойного. Похороны, должно быть, были предназначены, чтобы усиливать, и (вос)создают воспоминания о мертвых для живых, и предметы в отдельных могилах, возможно, указывали на роли, которой они были наполнены при жизнь. Мужчины, похороненные с оружием в Баллатире, и Кронк Моар, вероятно, жили как воины. Некоторые из инструментов, найденных в Кнок-ай-Дуне, могли означать, что умерший имел дело с обработкой металлов, возможно, работая кузнецом. «Языческая Леди», с ее множеством личных вещей, вероятно, была выдающейся фигурой в своем обществе. Возможно она была колдуньей, или по крайней мере кем-то, кто был близок ко сверхъествественному. Но все эти погребальные находки имеют символический подтекст, и мы можем предполагать, что они, возможно, отразили сложное представление о загробной жизни, или ссылаются на рассказы о богах или героях, известных из мифов и легенд, которые рассказывались и пересказывались из поколения в поколение. Могилы эпохи викингов на острове Мэн покрыты тайной, и сегодня мы можем только размышлять, кем действительно были эти люди. Однако, когда мы думаем о них, мы не только признаем их смерть, но мы и еще раз напоминаем об их жизни.
(с)

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя