«Глаза мои не ослепнут»: представления древних египтян о загробном мире

Аватара пользователя
Цила
Сообщения: 3593
Зарегистрирован: Ср янв 24, 2018 11:49 pm
Откуда: Россия
Род занятий: Некромагия, магия Хаоса

«Глаза мои не ослепнут»: представления древних египтян о загробном мире

Непрочитанное сообщение Цила » Ср мар 14, 2018 4:49 am



Среди множества древних культур фундаментальная проблема умирания, формирующая первичные основания человеческого сознания, получила наиболее благодатную почву для развития в долине Нила: не будет преувеличением утверждать, что культурное наследие Древнего Египта гораздо красноречивее свидетельствует о мире потустороннем, чем о радостях земного бытия.

О формировании в культуре египтян сложной системы воззрений на жизнь после смерти можно говорить со времен IV династии; погребение Унаса — последнего представителя V династии, уже является образцом классической египетской традиции, вытесняя первобытную модель (поза эмбриона на левом боку лицом к югу). К тому времени появляется идея загробного мира Дуат.

Объектом физического умирания было тело — Кхат, которому принадлежал невещественный дух Ах («блаженный»), представляющий его в загробном мире. После совершения необходимых ритуалов речь шла не о Кхат, а о Саху — нетленном воплощении тела, в котором будет пребывать дух усопшего на том свете. Важнейшим понятием является «двойник» Ка — невидимая абстрактная личность, имеющая собственное физическое воплощение. Она не была ограничена в передвижении по человеческому и потустороннему мирах, именно ей родственники умершего адресовали молитвы и просьбы о помощи, ей как материальной сущности посвящали часть гробницы и приносили подношения. Вероятно, достаточно устойчивое представление о Ка — элемент верований додинастической эпохи, отобразившихся в погребениях І-ІІ династий: тогда египтяне верили: после смерти душа обитала в гробнице.

Ка заключала в себе Ба («великий», «могучий») — бесплотную душу, часто изображаемую в образе сокола с человеческой головой. Подобно своему вместилищу, душа могла странствовать, приобретая любую форму (в том числе материальную), однако ей требовалось возвращаться в гробницу, к телу усопшего.

Также атрибутами личности умершего были сердце-Аб (орган концентрации сознания, подвергающийся проверке во время суда Осириса), тень-Шуит, сопровождавшая душу-Ба, Секхем («властвовать»; воплощение энергии, способности к жизни), духовный разум Ху, функция которого не определена исследователями окончательно. Особое значение имело имя-Рен: согласно представлениям египтян, слово обладало сильнейшим креативным потенциалом, о чем свидетельствует, в том числе, космогоническая теория Мемфисского богословского трактата или традиции, связанные с табуированием имени правителя. Человек без имени не может быть представлен богам на суде, следовательно — претендовать на вечную жизнь. Эта идея объясняет требование к родственникам усопшего поддерживать гробницу и надписи в ней в надлежащем состоянии.

Соблюдение необходимых ритуальный формул — «отсечение» усопшего от мира живых и последующее символическое воскрешение посредством обряда «отверзания уст и очей» — позволяет душе умершего продолжить свой путь по Дуат — иному миру, направляющему Саху к суду Осириса. В пределах Дуат душа находилась первую ночь после смерти, достигая царства блаженных («Поля Тростника») на рассвете следующего дня. «Поля Тростника» («Сехет Иару») фигурируют в ритуальных текстах с конца ІІІ тыс. до н.э. как плодородная область, пребывание души в которой не отягощено голодом (но не исключает напряженной земледельческой деятельности). Теоретически идея «Сехет Иару» компенсировала необходимость регулярных подношений, однако не вытеснила эту практику окончательно. Само название позволяет предполагать, что прототипом елисейских полей древних египтян была определенная местность в Дельте, вероятно — ІХ нижнеегипетский ном с центром в Бусирисе, где, согласно преданиям, происходило восстановление тела Осириса.

Согласно свидетельствам Нового времени (гробницы Сети І, Рамзеса ІІ и Рамзеса ІІІ), идея Дуат, несмотря на додинастические истоки, является достаточно поздней. «Книга коровы», повествующая о истреблении восставших людей и последующем восхождении Ра на небо, идентифицирует возникновение Дуат именно с этим событием — появлением смерти.

Проблема локализации Дуат в топографии Древнего Египта заслуживает отдельного внимания. Этимология термина восходит к додинастическим временам и указывает на сумеречность и отдаленность; это слово женского рода, поэтому образом-персонификацией Дуат выступает богиня, несущая на голове звезду (второй вариант написания «Дуат» — пятиконечная звезда, очерченная кругом). Более того, упомянутое понятие лишено детерминатива нагорий или равнины, что указывает на особую, трасцендентную природу этого образования.

Самые ранние образцы религиозных текстов — «Тексты пирамид» — связанных с культом фараона, помещают его душу среди вечных звезд. Этот аспект обусловлен представлениями о солнечной, божественной природе правителя, путешествующего на том свете на барке Ра. Однако влияние социальной стратификации на модель загробного мира (аристократы после смерти должны были находиться под защитой Осириса, остальные отправлялись к Тоту) позволяет предположить о существовании других измерений данной области.

Один из переводчиков «Текстов пирамид», С. Мерсер, предложил достаточно оригинальный вариант этимологической гипотезы, разделяя значения слов Дуат и Дат, которое исследователи определяют как архаичную форму «Дуат». Согласно этому предположению, Дат ассоциируется с небесным пространством востока или северо-востока (упомянутый выше мир звезд), где расположены «Поля Тростника», тогда как Дуат —земля Осириса — находится на западе, где светило умирает каждые сутки.

Тексты последующих периодов египетской истории («Книга Мертвых», «Тексты Саркофагов»), акцентируют внимание на специфически внеземной природе загробного мира, в котором пространство измеряется ночными часами: после сумерек Ра становится светилом иного мира, получая от Осириса возможность вернуться на рассвете. Тем не менее, топография Дуата проецируется на географические особенности страны: известно, что в этом измерении присутствует река, оно соприкасается с Египтом в культовых центрах (Гелиополь, Гермополь, Абидос, Бусирис) и образовано 14 иат (каждая составляющая соответствует части тела Осириса, расчлененного Сетхом). Первая иат находится в районе Фив, последняя — около Гелиополя. Выход от Дуата расположен на «Полях Тростника» (ІІ иат), практически там же, где и вход, что позволяет представить его в виде кольца.

ОСТАПЧУК ОКСАНА

Литература

Бадж, Уоллис Е.А. Древний Египет: духи, идолы, боги [Текст] / У. Бадж. — М.: Центрполиграф, 2009. – 480 с.
Бадж, Уоллис Е.А. Путешествие души в Царство Мертвых. Египетская Книга Мертвых [Текст] / К.Н. Корсаков (перевод с англ.). – М.: Ассоциация Духовного Единения «Золотой Век», 1995. – 445 с.
Лаврентьева, Н.В. Проблема локализации Дуата и ее возможное разрешение // Доісламський Схід: історія, релігія, культура. – К.: Ін-т сходознавства ім. А.Ю. Кримського, 2014. – 129-138 с.
Петрухин, В.Я. Загробный мир. Мифы о загробном мире: мифы разных народов / Петрухин В.Я. – М.: АСТ: Астрель, 2010. – 416 с.
"Покажите им, на что вы способны. Украдите у них надежду, как тень крадёт свет. Тогда покажитесь сами. Инструмент никогда не меняется, дети мои… Оружие всегда одно и то же... Страх." Конрад Керз ©

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость