Некромантия и призраки в греко-римской традиции, в худу и вуду

Аватара пользователя
Алексей Минский
Сообщения: 12876
Зарегистрирован: Сб янв 27, 2018 3:58 am
Откуда: Калиниград
Интересы в магии: графическая магия, ЧМ, Вика
Род занятий: практик, диагност
Контактная информация:

Некромантия и призраки в греко-римской традиции, в худу и вуду

Непрочитанное сообщение Алексей Минский » Вт май 14, 2024 9:52 pm

Во многих приворотах в традиции худу используется исключительно черный цвет - например, сжигаются черные свечи. Черная кошачья или собачья шерсть, яйцо черной курицы - все это, как говорят, может привести к разрыву счастливых отношений, навлечь на кого-то беду, прогнать кого-то, "задобрить" врага и т. д. Это настолько распространенная практика, что она упоминается даже в блюзовых песнях:

«Моя малышка, у нее есть талисман, и она пытается его спрятать,
Папа Вивер должен найти этот чертов талисман.

Моя мать говорила, когда я был мальцом:
"Не пей молока от черной коровы,
и не ешь яиц из-под черной курицы».

В этой песне подружка главного героя пытается спрятать талисман, который, как он знает, создан, чтобы навредить ему, а "Папа Вивер" может быть бокором (магом/колдуном) или хунганом (жрецом вуду), который способен при помощи магии обнаружить такой предмет, и тем самым уничтожить его и нейтрализовать злые чары. Второй куплет демонстрирует, что певец не доверяет своей девушке и думает, что она пытается околдовать его с помощью этого талисмана, и потому вспоминает совет, который дала ему мать, когда он был совсем маленьким: не ешь определенные "черные продукты". Совет по магической безопасности, скрытый в детских воспоминаниях.

В традиции вуду черный цвет издавна ассоциируется с духами мертвых и их владыками - лоа Геде и семьей духов Банда. К духам Геде относятся такие известные персоны, как Барон Самеди, Барон Ла Круа, Маман Бриджит, Брав Геде и Геде Нибо. Барон Ла Круа, Барон Самеди и Маман Бриджит известны тем, что в качестве подношений они любят черных петухов и кур соответственно. Это контрастирует с "холодными" и "светлыми" духами Рада, которые - если они вообще принимают в жертву животных – предпочитают белых птиц, и группой воинственных духов из семьи Огуна, которые предпочитают красных петухов.

Поскольку все духи Геде ассоциируются со смертью (или же обитают на кладбищах), не стоит удивляться тому, что и в греко-римской традиции черные животные приносятся в жертву хтоническим богам и богиням. В I веке н. э. Овидий пишет об обряде, посвященном Гекате, в ходе которого Медея приносит в жертву черную овцу:

Два алтаря сложила из дерна Медея,
Справа — Гекаты алтарь и жертвенник Юности — слева.
Дикой листвой оплела и ветвями священными оба.
Недалеко откидав из ям двух землю, свершает
Таинство; в горло овцы чернорунной вонзает Медея
Нож и кровью ее обливает широкие ямы (С) пер. С. В. Шервинского

В частности, Геката ассоциируется с черными собаками, и в жертву ей нередко приносили на перекрестке черную суку или щенка. Аналогично, жертвы Сету-Тифону (божеству, к которому обращаются для проклятий, особенно на разлуку, часто упоминаемому в греческих магических папирусах) состоят из частей тела/жидкостей черного осла, а сам бог появляется и изображается в виде этого животного. Так, в одном заклинании маг призывает Сета-Тифона разлучить любящую пару, заставив их возненавидеть друг друга:

«Еще... черного осла, и положи... который..., и оставь [его] в нем на три дня.... Нужно приготовить его на одну ночь..., и нужно принести полоску из..., и нужно написать... на ней имена ослиной кровью, и ты должен выйти наружу..., говоря: "Отделите NN, рожденного от NN, от NN, рожденного от NN!" И ты должен... и ты должен... мочу...»

Хотя заклинание очень фрагментарно, ясно, что маг использует в этом обряде (как минимум) кровь и мочу черного осла. Похоже, что в греко-римской магической традиции черные животные приносились в жертву не только хтоническим божествам, но и обитателям подземного царства - духам мертвых.

В «Одиссее» Гомера царь Итаки обещает принести в жертву призраку Тиресия черную овцу в обмен на знания мертвого провидца, а в «Сатирах» Горация группа ведьм (и почитательниц Гекаты) роет яму и выливает в нее кровь черного ягненка в качестве подношения мертвым, чтобы посоветоваться с ними.

Отсюда вытекает ряд упоминаний в магических текстах черных животных, приносимых в жертву, при этом не во всех случаях прямо указывается, что обряды носят некромантический характер, хотя все они должны рассматриваться как проклятия.

Одно заклинание для приворота, например, предписывает: «Возьми кожу с головы мертвеца вместе с семью зернами ячменя, взятыми из могилы; их нужно растолочь с десятью ойпе яблочных семечек; добавь к ним кровь клеща, снятого с черной собаки, вместе с небольшим количеством крови твоего второго пальца и мизинца левой руки и твоей спермы...»

Другое руководство, «Заклинание для привлечения любви, выполняемое с помощью героев или гладиаторов, или тех, кто умер насильственной смертью», велит колдуну использовать навоз черной коровы, пепел льна и семь кусков хлеба, от которых он вкусил, чтобы призвать души мертвых себе на помощь.

Для некромантических обрядов также характерна работа ночью и/или в полной темноте. Во-первых, в современном обществе это может быть просто практично – ведь мы не хотим, чтобы наши действия прервала маленькая старушка, выгуливающая своего йоркширского терьера на кладбище приятным весенним днем, или чтобы нас обнаружили, когда мы пытаемся вызвать дух мертвеца, которого, как оказалось, должна еженедельно навещать его внучка. Однако, судя по всему, ночное время предпочтительнее не только из практических соображений, но и потому, что духам мертвых удобнее выходить в темноте (о чем мы все знаем из фильмов ужасов!). Когда греческая ведьма Эрихто поднимает из Аида дух умершего, чтобы посоветоваться с ним, она набрасывает на себя ночь, как плащ, и выбирает в качестве места проведения процедуры особенно темную и промозглую пещеру:

Грот этот невдалеке от Дита глухих подземелий
В недра земли уходил; над бездной склонившись ветвями,
Бледный теснился там лес, чьи вершины не видели неба,
Тисы кидали там тень, недоступную Фебовым взорам.
Мрак там и плесень внутри, под сводом пещеры безжизнен
Долгой ночи покров, и свет туда проникает
Только рожденный волшбой. Не гуще в Тенарском ущелье
Воздух недвижный стоит, где область подземного царства
С нашей граничит страной: владыки Тартара смело,
Манов послали б сюда. И хотя фессалийская ведьма
И принуждает судьбу, — неизвестно, оттуда ль выводит
Или, спустившись туда, стигийские тени встречает. (с) Пер. Л. Е. Остроумова

Очевидно, что ведьма создала особое пространство, где мертвые не боятся приходить в царство живых, потому что оно напоминает темноту их родного подземного мира. Возможно, тьма предпочтительна для этих обрядов еще и потому, что боги, властвующие над мертвыми, уничтожаются дневным светом, ведь Эрихто угрожает подвергнуть самого Аида воздействию дневного света, если он не будет ей помогать:

Ты, мира судья наихудший,
Знай, — я Титана пошлю в разрушенный мрак подземелья,
Чтоб тебя свет внезапный сразил. .(с) Пер. Л. Е. Остроумова

Время проведения магической операции в худу также имеет большое значение. Если вы произносите заклинание, чтобы увеличить что-то, например, страсть или процветание, лучше всего делать это на восходе Солнца; если ваша цель - вызвать истощение чего-то, например, устранить болезнь, вы можете совершить обряд на закате; но, чтобы сделать что-то действительно скверное - например, наслать проклятие, чтобы вызвать смерть, безумие или болезнь, - лучше всего выбрать время, когда солнечный свет наиболее слабый.

©Ким Хаггенс. Некромантия и призраки в греко-римской традиции, в худу и вуду
© перевод Ulfr Gunnarsson

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость